Леонид Степанович Пестерев

 «На человеке нельзя ставить крест!»

Я – сибиряк

- Я ведь не смоленский. Родился в Кемеровской области – сибиряк. Работал в Кузбасском управлении тюрем, прошел от старшего инспектора по кадрам до начальника этого отдела. А на Смоленщину приехал после того,  как закончил Львовскую спецшколу МВД. После нее всех отправляли служить по месту жительства, а я узнал, что в Смоленске работает мой бывший сослуживец полковник Митрофанов. Написал ему - возьмешь меня к себе? Обратно ехать не хотелось - Сибирь есть Сибирь. Опять пришлось бы служить в лесных лагерях, в которые можно добраться иногда только самолетом, даже лес вывозят по воздуху. Дети мои уже учиться пошли, а какая там школа? Все классы сидели в одном помещении с одной учительницей. Конечно, хотелось быть поближе к цивилизации. В 1960-м году в июне я закончил спецшколу. А еще раньше пришла бумага с моим распределением в Смоленскую область. Было мне тогда уже 39 лет.

О тюрьме

Поскольку я уже имел опыт работы в уголовно-исполнительной системе, меня назначили начальником четвертой колонии в Сычевке, в которой я проработал 3 года. При колонии была психиатрическая больница. Она и сейчас там есть. Вот приезжают ко мне из Министерства, говорят – что это у вас пациенты больницы без работы болтаются, надо их трудоустроить. А как, если я не могу дать работу даже осужденным, а их у меня почти шестьсот человек? И буквально через месяц пришел приказ министра о закрытии исправительно-трудовой колонии. Оставили только больницу. Насколько я знаю, после меня там опять открывали колонию и опять закрывали. Пригласили меня начальником колонии в Липецкую область. А начальство уперлось – мы тебя не отпускаем, поедешь начальником в Вадино. Я говорю – не поеду я, у меня трое детей, их учить надо, а там даже школы нет. Что мне их, в интернат сдавать?

«Не хочешь, - сказали мне, - это твоя проблема, тогда поедешь заместителем – либо в Сафоново по оперативно-режимной работе (я ведь окончил спецшколу - там изучали все, что может пригодиться в деле, даже психологию) или в Рославль заместителем по политико-воспитательной работе». Я согласился на Рославль, но с условием, что мне сохранят оклад. Он и так небольшой был - 190 рублей, а у заместителя еще на 25 рублей меньше. Как детей растить?

Вот так с 26 апреля 1964 года я стал служить в исправительной колонии №6. Я был практически первым замом – хорошо знал и оперативную работу, и воспитательную, и от производства никуда не деться – все было связано.

Был такой период, когда Рославльская тюрьма находилась в центре города. Там постоянно собирались люди – перекрикивались с заключенными, перебрасывали запрещенные предметы – чай, водку. И заключенных стало больше - приходилось порой жить в палатках, и производство надо было развивать. Что делать? Тогда было решено перевести производство в деревянный склад с силикатами на окраину города. Тогда как раз поступил большой заказ на изготовление промвентиляции, и на свой страх и риск мы стали строить там кирпичный цех. Пока строили, меня вызвали в райисполком (начальник колонии был в отпуске):

- Что вы там строите?

- Цех-времянку.

Приехали, посмотрели - прекращайте. Пришлось ехать в Смоленский облисполком. Председатель нас выслушал и дал указание выделить место под строительство новой колонии. Там, где она находится и сейчас.

О людях

В нашей колонии всегда был строгий режим. И содержались здесь люди, у которых были большие сроки. Не менее двух раз судимые. Но никогда нельзя ставить на человеке крест. Был у меня осужденный Володя Волчков. Содержался он сначала в детской колонии, а после 18 лет его перевели в Сафоново на усиленный режим. И он встретил там осужденного, с которым раньше конфликтовал. Решил с ним рассчитаться. Приготовился. И, встретив его, избил и ранил каким-то штырем. Отсидеть ему оставалось три года, а дали еще пять и отправили к нам в Рославль. Мне он почему-то понравился с первого раза, что-то в его судьбе меня тронуло. И я взял его на индивидуальное воспитание. Дай, думаю, попробую – может не все потеряно и он еще станет хорошим человеком. Вызвал его:

- Я хочу помочь тебе в жизни, чтобы ты стал человеком. У тебя ведь осталась одна мать, тебе надо о ней подумать.

- Гражданин начальник, я согласен исправиться, но только не давайте мне поблажки, относитесь так, как ко всем.

И я с него, конечно, спрашивал по всей строгости. Сначала он пошел учиться в 7 класс, сразу стал учеником токаря. А месяца через три и сам стал работать. За хорошее поведение была возможность перейти в колонию-поселение. У нас тогда таких колоний не было. Они были в основном на севере – в Архангельской области, в Вологодской. Я ему предложил написать ходатайство в суд о переводе, рассказал ему, что это такое. Он согласился. Суд дал добро, Володя ушел на колонию-поселение, оттуда писал мне письма, рассказывал о себе. Я давал ему советы. А когда пришел срок, освободился досрочно и приехал к себе домой – в Гнездово, а потом и в Рославль – мне показаться. Я знаю, что он женился, работал на фабрике. Видел его потом единственный раз – в Смоленске. Он очень обрадовался встрече. А я доволен, что он стал человеком.

Вообще, с бывшими своими подопечными я встречаюсь довольно часто. Вот был у меня осужденный Володя Ложкин.  Зарезал жену - дали ему 15 лет, а у меня он был председателем СКК. Работал слесарем, я его взял в совет, давал задания, определил в художественную самодеятельность. Потом он окончил школу и пошел работать на автоагрегатный завод, дали ему общежитие. А женился на учительнице, которая учила его химии. Мне, конечно, говорили об их отношениях. И я  беседовал с ней, но она отнекивалась, говорила, что просто помогает ему учиться. А в это время у них уже был роман. И когда он вышел – поженились, жили рядом со мной. Пожили они не долго – через 3 года она умерла. А Володя часто помогал мне по гаражу, мы разговаривали - я беспокоился, что он с горя начнет пить. Но он тоже пожил не долго и через полтора года умер.

А был другой осужденный, его фамилия Лотик. Он у меня в Знаменке отбывал наказание. Сидел за то, что избил человека, который был полицаем и издевался над его родителями. Избил так, что ему дали три года. Он отбыл полсрока и вышел. А на свободе встретил этого полицая и опять избил его. Дали 5 лет, отправили в Рославль. Я, увидев его фамилию в списке очередного этапа, принял его «как родного». Он разведчик, у него два ордена Красного Знамени, орден Александра Невского, Красной звезды, Великой Отечественной войны, а по званию он был всего лишь сержантом. Наград его, кстати, не лишили.

Потом он пришел ко мне, когда я уже был заместителем председателя совета ветеранов. На торжественное собрание пришел – весь в орденах. Подходит:

- Гражданин начальник...

- Ты что, - говорю, - не зови меня больше так! Какой я тебе начальник – ты фронтовик и я фронтовик, у тебя наград больше, чем у меня.

Не могу без дела

Сейчас я первый заместитель председателя Совета ветеранов войны, труда, вооруженных сил, правоохранительных органов города Рославля и Рославльского района. Глава района Александр Михайлович Иванов относится к нам исключительно внимательно. Какие бы вопросы мы не решали, он всегда старается помочь. Когда ко мне обращаются ветераны, необязательно фронтовики, мы решаем с Александром Михайловичем все вопросы, которые я не могу решить сам. Он всегда идет навстречу ветеранам. И всегда говорит нам – давайте советы, предложения, я всегда к вам прислушаюсь.

Как хватает сил? Я же сибиряк. У меня все сестры прожили по 95 лет. А я в семье пятый, сейчас уж один остался.

Проработал я в уголовно-исполнительной системе 30 лет, 4 июня 1975 года вышел на пенсию полковником. Страшно не было никогда. Вот если бы я был сейчас молодой и знал, что это такое - тюрьма, ни секунды не сомневался бы и снова пришел на службу. Мне всегда нравилось работать с народом, даже таким специфическим, как в тюрьме. Много у меня было индивидуальностей - тех, с кем необходимо было работать. Но я скажу так – нет такого человека, к которому нельзя было бы найти подход. Я всегда искренне любил свою работу – и поэтому у меня все получалось.

Был случай

- На первом этаже тюрьмы был ларек, продавали осужденным разрешенные товары – хлеб, кондитерские изделия и прочее. Я иду, а там почти что драка – народу там всегда собиралось много. Слышу шум – что-то случилось. Говорят: «один из осужденных лезет без очереди, мы его вытаскиваем, а он дерется». Я сказал выгнать нарушителя из очереди, а будет сопротивляться - посажу в ШИЗО. А он взял кирпич и хотел меня ударить сзади по голове. А другой активный заключенный увидел это и, подхватив его руку, отобрал кирпич. Я его, конечно, сразу посадил в изолятор на 15 суток.

Был случай

Когда сроили на новом месте кирпичное здание, я приезжать проверять как идут дела. Как всегда встретил меня контролер и хотел проводить. Но я отказался – зачем отрывать сотрудника от дела – я и сам могу. Я ведь спокойно общался с осужденными, не боялся их. И вот, захожу на первый этаж, на второй – все нормально. Поднимаюсь на третий – сидит заключенный и варит на костре чифир. И никого больше нет. Я подошел – что ты делаешь, ты же знаешь, что нельзя (чай тогда был запрещенным в зоне продуктом). А он сначала сидел и слушал, потом встал, взял топор, который лежал рядом с ним (это ведь была стройка). Стал мне грубить, ругаться. А потом и говорит: «Ну все, гражданин начальник, вы отжили». И стал ко мне приближаться. Но тут скрипнула дверь и заходит бригадир-осужденный. Он сначала замер. А потом уговорил его опустить топор. Тогда я не стал ничего предпринимать. Но оставлять это совсем без внимания было нельзя – через некоторое время вызвал его к себе. Он как вошел, сразу встал на колени:

 – Гражданин начальник, простите, не знаю, что на меня нашло.

- А ты сейчас не притворяешься? Может, потом стукнешь меня без свидетелей, чтобы отомстить?

- Да нет, что вы!

-  Тогда иди за бригадиром, и вместе приходите сюда.

Они пришли. Я говорю – повторяй все, что ты мне только что сказал, при бригадире. Вот он снова встал на колени и повторил. Я простил того, кто хотел меня убить – пожалел его, не стал наказывать – он ведь молодой еще был, зачем ему жизнь ломать. И что вы думаете, он записался в секцию общественного порядка. И, встречая меня в колонии, здоровался и рассказывал о том, как исправляется. Стал этот мальчишка идеальным человеком и освободился досрочно.

Дата последнего обновления: 03.03.2015 14:50

архив новостей

« Октябрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
2018 2017 2016  
Что делать, если в отношении осужденного предпринимаются мошеннические действия?
ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНАЯ Напишите нам электронное письмо

Телефон доверия

важная информация

Счетчик посещений